29 Янв

7 подсказок классической любви

Классики знают о любви все, это же их хлеб насущный. Бывает, запутавшись в хитросплетениях взаимоотношений, мы ищем хоть какую-то подсказку, толчок,  который позволит посмотреть на любовь с новой точки зрения. У любви миллионы определений. Но, может быть, сегодня вы найдете именно свою подсказку.  Мы приготовили для вас семь самых удивительных цитат людей о любви.

 

Александр Герцен о минутах полной симпатии:

«Это святые минуты душевной расточительности, когда человек не скуп, когда он все отдает и сам удивляется своему богатству и полноте любви. Но эти минуты очень редки; по большей части мы не умеем ни оценить их в настоящем, ни дорожить ими, даже пропускаем их чаще всего сквозь пальцы, убиваем всякой дрянью, и они проходят человека, оставляя после себя болезненное щемление сердца и тупое воспоминание чего- то такого, что могло бы быть хорошо, но не было. Надобно признаться. Человек очень глупо строил свою жизнь: девять десятых ее проводит в вздоре и мелочах, а последней долей он не умеет пользоваться».

 

Михаил Салтыков-Щедрин об идеалах:

«Истина, добро, красота — вот триада, которая может до краев переполнить существование человека и обладая которой он имеет полное основание считать себя обеспеченным от всевозможных жизненных невзгод. Служение этим идеалам дает ему убежище, в котором он укроется от лицемерия, злобы и безобразия, царствующих окрест. Для того и даются избранным натурам идеалы, чтоб иго жизни не прикасалось к ним. Что такое жизнь, лишенная идеалов? Это совокупность развращающих мелочей, и только».

 

Лев Толстой о любви человеческой и Божеской:

«Да, любовь (думал он опять с совершенной ясностью), но не та любовь, которая любит за что-нибудь, для чего-нибудь или почему-нибудь, но та любовь, которую я испытал в первый раз, когда, умирая, я увидал своего врага и все-таки полюбил его. Я испытал то чувство любви, которая есть самая сущность души и для которой не нужно предмета. Я и теперь испытываю это блаженное чувство. Любить ближних, любить врагов своих. Все любить — любить Бога во всех проявлениях. Любить человека дорогого можно человеческой любовью; но только врага можно любить любовью Божеской. И от этого то я испытал такую радость, когда я почувствовал, что люблю того человека. Что с ним? Жив ли он… Любя человеческой любовью, можно от любви перейти к ненависти; но Божеская любовь не может измениться. Ничто, ни смерть, ничто не может разрушить ее. Она есть сущность души».

 

Александр Иличевский о том, что не помогает от любви:

«Когда то в юности в нашей мальчишеской компании возникла утешающая формула: “Чуваку баба не дала, а он в дурдом попал”. Мы использовали ее как мантру, должную исцелить несчастье юношеской любви — того типа, что погубила Митю из бунинской “Митиной любви”. Действенна эта формула была не более аспирина при чесотке. “Но лучше уж так, чем никак”, — как однажды моего друга юности утешила ялтинская проститутка, приоткрывшая ему нехитрые тайны телесной нищеты».

 

Марина Цветаева о том, какая любовь возвышает:

«Любить – видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители».

 

Халиль  Джебран об истинной природе любви:

«Конечная любовь ищет обладания любимым, бескрайней – не нужно ничего... Любовь, что приходит на заре юности, довольствуется встречами и свиданиями, растет от поцелуев и объятий; та же, что была вскормлена грудью бесконечности и опустилась в мир на крыльях ночных тайн, жаждет встречи с одной лишь вечностью, ищет услады в бессмертии и преклоняет колени только перед божественной природой духа...»

 

Оноре де Бальзак о мужской любви:

«Утверждать, что невозможно любить одну и ту же женщину, так же бессмысленно, как полагать, что прославленному музыканту для исполнения разных мелодий потребны разные скрипки».

Оставить комментарий